Статьи

Военные роботы: технологии на службе армии

Учитывая уровень развития робототехники и искусственного интеллекта, было бы наивно предполагать, что силовые ведомства разных стран обходят данную сферу своим вниманием. Военные роботы создаются в США, России, Японии, Китае, Южной Корее, Израиле и других странах. Конечно, как и прочая военная техника, эксплуатируемые и перспективные роботы представляются широкой публике весьма дозированно – одни проекты доведены до всеобщего сведения, другие же держатся в тайне.

Такие устройства могут играть самые разные роли: разведчиков, пехотинцев, саперов и т.д. Многим боевые роботы в армии представляются супервоителями, в одиночку способными положить целые подразделения, или же, наоборот, неким пушечным мясом, на которое можно переложить самую опасную работу на передовой. Пока реальность не отвечает данным ожиданиям и сюжетам из фантастических фильмов. В каком же тогда направлении развивается современная военная робототехника?

Китай весьма неохотно демонстрирует свои военные разработки в робототехнике. Однако достоверно известно, что они ведутся – и довольно активно.

Военные роботы: особенности развития

Так или иначе роботы в армиях используются уже довольно давно. Например, в российских вооруженных силах применение военных роботов отсчитывают с конца 30-х – начала 40-х годов прошлого века, когда в Финской войне были использованы телетанки (танки на дистанционном управлении). История роботов-саперов насчитывает уже больше 40 лет, да и разведывательными или боевыми БПЛА сейчас мало кого можно удивить. Конечно, новейшие разработки военных роботов по своим возможностям превосходят прочие поколения подобных устройств, но здесь есть интересная тенденция.

На данный момент большинство самых совершенных роботов создаются вовсе не для того, чтобы массово заменить солдат на передовой. Такие машины преимущественно рассчитаны на разведку, работу в тылу и/или для технической помощи в ведении боевых действий. Причина достаточно банальна – пока работы недостаточно совершенны, уязвимы, а их ремонт в полевых условиях сложен или просто невозможен. Поэтому силовые ведомства не хотят отправлять машины туда, где они, скорее всего, будут быстро выведены из строя.

Непосредственно боевые военные роботы также создаются, но многие из них или более примитивны с технологической точки зрения, или пока выступают, скорее, как потенциальные образцы и перспективные проекты.

На данный момент лидером по производству военных роботов в мире являются США. Это направление в стране особенно активно развивается со времен холодной войны. Впрочем, данное утверждение справедливо и для России, которая также внедряет роботехнологии в вооруженные силы. Еще в 2014 году была утверждена комплексная целевая программа «Создание перспективной военной робототехники до 2025 года». Также была создана Концепция применения робототехнических комплексов военного назначения на период до 2030 года.

На современном этапе развития военной робототехники большая часть машин нуждается в управлении оператором. Если бытовые и промышленные устройства могут в той или иной степени действовать самостоятельно, то даже новые военные роботы пока лишены подобных возможностей или же они весьма ограничены. Как правило, оператор находится вдали от управляемого робота, хотя есть проекты, где он сидит внутри. Например, у одного из самых известных японских боевых роботов Kuratas (2012 г.) в верхней части тела предусмотрена кабина. Впрочем, устройство может управляться и удаленно.

В США военные роборазработки курируются DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency), или Управлением перспективных оборонных исследовательских проектов. Его российским аналогом считается Фонд перспективных исследований, который занимается далеко не только военными роботами.

Самоходные универсальные системы

Первой самоходной системой можно считать уже упомянутый выше телетанк или более известные немецкие «Голиафы», использовавшиеся во Второй мировой. В наши дни самоходные системы стали одной из самых развитых сфер военной робототехники. Это хороший пример, возможно, не самых совершенных, но вполне работоспособных и эффективных технологий, создаваемых непосредственно для военных действий. Такие роботы оснащаются различным вооружением (от пулеметов до минометов), видеокамерами, приборами ночного видения, манипуляторами и т.д. В зависимости от оснастки меняется предназначение машины: она может служить как разведчик, сапер или выполнять иные боевые задачи.

Идея телетанков актуальна и сегодня. В частности, проходила информация, что одна из модификаций «Арматы» получит дистанционное управление.

На подобной универсальности построена работа комплекса «Платформа-М» (Россия, 2015 г.). Он может патрулировать территорию или перевозить грузы, минировать или разминировать, стрелять или создавать помехи стрельбе (за счет дымовой завесы). Со стороны складывается ощущение, что применение робота ограничено, скорее, фантазией владельцев. В частности, среди примеров использования упоминалась ведение пропаганды: на робота монтируется громкоговоритель, после чего устройство запускается по требуемому маршруту.

Среди схожих комплексов отметим «Арго» (2013 г.), который в том числе умеет плавать, или «Нерехту» (2015 г.), считающуюся одной из самых перспективных разработок. Для нее разработано уже более 10 модулей, включая противотанковый и медицинский.

Разработками российских военных роботов занимаются различные научно-технические организации, прямо или опосредованно принадлежащие Министерству обороны, а также «гражданские» компании и институты, например МГТУ им. Баумана.

Технологии в помощь военным

Рассмотренные выше примеры платформ показывают многогранность применения роботов в военном деле. Помимо универсальных, создаются и узкоспециализированные устройства.

Компанию iRobot многие знают как производителя интеллектуальных пылесосов, но также она широко занималась военными разработками. Спектр ее машин впечатляет: в их числе – саперы, разведчики, патрульные механизмы, устройства, предназначенные для вывоза раненых, и многие другие. В частности, Warrior (2012 г.) способен тушить пожары и обезвреживать бомбы, Transphibian также создан для работы с бомбами – но под водой (реализация этого проекта началась в другой компании, а в iRobot он перешел в 2008 году). В свою очередь, разрабатываемый с 1990-х робот с манипулятором PackBot применялся во время спасательных операций после терактов 11 сентября и при аварии на атомной электростанции на Фукусиме. Правда, в 2016 году компания продала свое военное подразделение и сейчас выпускает исключительно гражданскую продукцию.

Когда дело касается военной службы, становятся неприемлемыми многие недостатки роботов, с которыми на «гражданке» еще можно смириться. Речь идет, например, о неумении ходить по неровным поверхностям, медленном или излишне шумном передвижении. Последнее относится к шагающему робопсу BigDog (первая версия представлена в 2005 г.) от известной компании Boston Dynamics. Его предполагалось использовать для помощи военным, ведь он способен преодолевать сложные рельефы, а главное – мог переносить весьма внушительные по весу грузы (до 180 кг в последней версии). Такая разработка была бы очень полезной, если бы не большой шум при движении и некоторые другие проблемы. В результате от этого проекта для военных целей было решено отказаться.

Среди российских разработок интерес представляет семейство «Уран» (боевые испытания машины прошли в 2015 году). «Уран-6» – это робот-сапер, который применяется для разминирования территорий. Он способен выдержать взрыв 60-килограммового заряда тротила, а благодаря интеллектуальной электронной начинке умеет определять и обезвреживать различные виды снарядов, бомб и т.д. «Уран-9» – многофункциональный комплекс, который в том числе способен противостоять пехоте, танкам, вертолетам и вести бой в городских условиях. В зависимости от модификации эта машина может нести пулемет, огнемет, противотанковые ракеты, систему дымовой завесы и т.д. Самый тяжелый представитель семейства – «Уран-14» – предназначен для тушения пожаров (у него есть водяная цистерна и цистерна с пенообразователем, насос и т.д.). Военными он также используется для разбора баррикад, завалов и т.д.

Роботы в разведке

Дроны с хорошей камерой и большой дальностью полета сейчас доступны практически каждому желающему. А начиналась разработка этих устройств в недрах военных ведомств. На данный момент подобные машины применяются оборонными ведомствами 70 государств. Конечно, военные БПЛА более совершенны, чем гражданские, плюс к тому регулярно появляются новые проекты, хотя сам принцип их работы при этом меняется незначительно. Поэтому предлагаем обратиться к роботам-разведчикам других типов.

Интересной разработкой выглядит робот-змея (Израиль, 2009 г.). Она способна тихо ползать по местностям даже с очень сложным рельефом. Робот оснащен тепловизором, камерой, микрофоном. Незаметная, пронырливая и очень внимательная – словом, прекрасный разведчик. Спустя несколько лет своя «змея» появилась и у США – она умеет забираться по деревьям, обвивать предметы и таким образом вести съемку из более чем укромных мест.

Еще одна израильская разработка – миниатюрный Dogo. Он обладает хорошей проходимостью, в том числе способен подниматься по лестницам. Впрочем, назвать его только разведчиком было бы неправильно, так как такие роботы могут оснащаться светошумовыми гранатами, ослепляющим лазером или пистолетом Glock-26. Важное достоинство Dogo – то, что он способен вести бой даже в условиях города (и, соответственно, стесненного пространства).

Разведчики охватили не только воздух и землю, но водную сферу. В 2017 году США объявили о создании беспилотного аппарата Orca, который будет работать под водой. Ожидается, что у Orca будет два главных отличия от иных подобных машин. Первое – размер. Габаритами новинка будет соответствовать полноценной субмарине, тогда как другие комплексы довольно компактны. Второе – максимальная автономность. Оператору будет достаточно дать Orca команду (не только по ведению разведки, но и, например, по доставке грузов), а субмарина ее выполнит и сама вернется на базу.

Разминирование

В отдельную группу выделим роботов-саперов. Они используются военными довольно давно, и во многих фильмах можно увидеть, как оператор с относительно безопасного расстояния аккуратно работает с взрывным устройством, а его руками выступает машина. Такие роботы, конечно, применяются и по сей день. Основной принцип их работы не изменился, хотя они стали более совершенными. Например, российский «Богомол-3», созданный еще в 2004 году, поднимается по ступенькам высотой в 20 см и работает с зарядами, прикрепленными к днищу машины. Минимальный необходимый «Богомолу-3» клиренс составляет 10 см.

Интересный робот-сапер был представлен в США в феврале 2017 года. Он предназначен для работы под водой и может использоваться для разминирования любых водных объектов – от лодок до мостов. Эта система, носящая название Underwater Dual Manipulator, действительно имеет две руки, а их конструкция и используемые материалы обеспечивают должную маневренность, точность и аккуратность движений. Такой робот предполагается монтировать на беспилотные плавательные аппараты, чтобы сделать комплекс полностью автономным.

Проблемы этики

Машины не испытывают моральных терзаний, страха, сомнений в правильности своих действий. В каком-то роде это делает их более исполнительными солдатами, чем люди, и одновременно – более опасными. Именно поэтому многие известные персоны и организации выступают против того, чтобы давать роботам возможность самостоятельного (без приказа человека) применения летального оружия. Например, Илон Маск и еще 115 экспертов в 2017 году обратились в ООН с просьбой запретить подобные разработки. Появляются и соответствующие сообщества, например, организация Campaign to Stop Killer Robots, созданная в 2012 году.

Илон Маск считает, что именно борьба стран за превосходство в области ИИ станет наиболее вероятной причиной третьей мировой войны.

Пока почти все военные роботы – за редким исключением – управляются удаленно. Ведь, несмотря на все свои достижения, машины еще не в состоянии принимать ответственные решения, отличать своих от чужих, мирное население от военных и т.д. При этом большинство специалистов согласны, что рано или поздно полноценный искусственный интеллект придет в сферу военной робототехники. Вопрос – когда именно (наиболее часто называются сроки от 5 до 20 лет) и в какой степени устройствам будет доверено право на самостоятельное принятие решений.

Смотрите также